Театр жизнерадостных актёров. Что такое инклюзивная студия?

Действующие лица

«Наш первый спектакль мы поставили уже через три месяца после появления, — рассказывает руководитель студии Инесса Клюкина. Мы беседуем с ней и несколькими участниками коллектива перед очередной репетицией. — Это был небольшой перфоманс «Сердца города». Позже появились «Страна сломанных игрушек» и «Снег» — эскиз по роману Максанса Фермина, в котором даже те, кто пользуется в повседневной жизни коляской и костылями, играют без их помощи. Наконец, в мае состоялась премьера четвёртого спектакля «Алые паруса. Исповедь Ассоль». Он состоит из историй реальных девушек с инвалидностью и без».  

Сейчас в группе 18 участников. Фото: Предоставлено театром "Э-моция"

Видео

О кировском опыте

— Вы удивитесь, но любая моя лекция про социальный театр, танец, искусство в России начинается именно с этого города. Потому что в Кирове есть опыт Театра на Спасской. Именно здесь началась история, которая после пошла по России. Именно здесь ставили документальные спектакли. Например, «Я (не) уеду из Кирова». Это был вербатим, поставленный кировскими школьниками [вербатим — документальный театр, спектакли в котором полностью состоят из реальных монологов и диалогов обычных людей]. Это работы режиссера Бориса Павловича. И разные его проекты часто носили остросоциальный характер, потому что это было про коммуникацию и про разрушение каких-то границ, которые мы сами себе создаем.

Также в Киров приезжали люди, которые ставили социальные спектакли, но они даже не знали и не называли их так. В частности, представители «Театра. Doс». Если в обычных театрах все делают немножко выпукло, утрированно, то при вербатиме именно история обычного человека вдруг увеличивается в значимости. С моей точки зрения, это важнейший социальный проект в России. Сейчас там есть спектакли, например, про женщин, переживших насилие, был проект-вербатим про сестер Хачатурян, был спектакль про антифашистов, про бездомных — каких только социальных категорий там нет.

Про выход за пределы

— Фестиваль [социального и инклюзивного театра] «Особый взгляд» дал возможность получить опыт выезда из закрытых учреждений на «волю». В качестве приза на фестивале ребята выигрывали гастроли. Мы работали с людьми с ментальными, физическими особенностями, со слепоглухими и глухими. Ставился спектакль с детьми из приютов и детских домов Петербурга. Это 25 несовершеннолетних ребят, участвующих в гастролирующем по России спектакле. С одной стороны — куча хлопот у продюсеров и кураторов по сбору необходимых справок. С другой стороны — это первые в жизни ребят гастроли. И они даже получили свой первый в жизни гонорар за участие в нашем фестивале. Мы всем оплачивали работу. Пусть это были маленькие деньги, но тем не менее. Оказалось, что это очень важно. Дети из приютов и детских домов очень часто слышат про собственную невозможность выйти за пределы учреждений и что дальнейшая их жизнь будет такой же. Для нас было важно сделать так, чтобы особые подростки и дети почувствовали себя не только людьми, но и профессионалами, которые могут поехать на гастроли. Это важный момент.

Когда надо начинать с тела

Фото: Даниил Примак
Фото: Даниил Примак

– Сейчас популярен метод телесной терапии для проработки психологических травм, ваш театр ставит аналогичные задачи?

Считается, что ребята с ментальными нарушениями не выразительны и не рефлексивны. Когда они к нам приходят, про многих из них действительно можно так сказать. Мы начинаем работу с азов: подготовка тела как инструмента выражения своих мыслей, чувств, жизненных смыслов.

Например, актеры осваивают медленные движения, которые позволяют сконцентрироваться на своем теле, выдерживать паузу, увидеть позицию тела изнутри. Махнул рукой и застыл, свое тело представил. Это развивает чувствительность к телесной стороне выразительности. Наши актеры осваивают эволюцию движения, в котором представлены все виды движения, в том числе и животного мира.

Ребята с ментальными нарушениями живут в ближнем пространстве. Современный человек видит угрозу в таком приближении, нарушение своего прайверси. И как тут встретиться? Мы действуем в близком контакте с актерами. Сама система подготовки ориентирована на терапевтический эффект: в начале формируем тонус тела, потом формируем суставное чувство, интегрируем все тело, центрируем его и заземляем.

Например, для людей с синдромом Дауна характерна дистония (слабость мышц и суставов). У больных ДЦП руки и ноги болтаются, у людей с аутичными расстройствами бывает непроизвольное дрожание рук и ног. Это все проблемы с тонусом и мышцами.

Задача – помочь телу обрести жизненную энергию. Это отдельная методика по работе с телом, включающая специальные упражнения и работу с партнером.

А работа в паре – это и проработка детско-родительских отношений, ведь в семье с особым ребенком это не редкость. Например, дети с аутизом не дают реакции родителям, их невозможно обнять, они не смотрят в глаза и пр. Очень часто аутичные дети агрессивны, потому что у них не развит навык коммуникации, они не умеют по-другому.

А у людей с ментальными нарушениями поврежден интеллект, но тело сохранно, поэтому первая задача – научить тело выражать свои чувства. Например, языком жестов. Здесь реабилитационная работа включается в театральную.

уровней мы проходим до того момента, когда человек приходит к пониманию себя и другого, то есть учится коммуницировать.

Происходят удивительные превращения: глубоко умственно отсталый ребенок, ты начинаешь взаимодействовать с его рукой: прикасаться, гладить, сжимать, – и вдруг видишь, что он присутствует, включается, у него появляется интерес к себе и другому человеку.

Фото: Оксана Меньшикова
Фото: Оксана Меньшикова

В тесной коммуникации у ребенка получается чувствовать, анализировать, потому что часто тело сохранно, оно просто не нашло реализации, оно не вызвано к жизни, лишено среды обитания.

Постепенно человек дозревает до вопросов, которые помогают перейти на интеллектуальный уровень: что я хочу или не хочу, что могу, что мне надо сделать, чтобы быть услышанным, он начинает понимать, что их мнение важно.

Для наших ребят необходимо пройти заново каждый этап развития, начиная с младенческого, так как им не хватило на это времени в детстве. Они начинают понимать свою ценность. Опыт тела дает им возможность вступить в равноправную коммуникацию.

Но оказалось, что такая метода хороша и для здоровых ребят. Это отличный путь избавиться от психотравм, встреченных в самом раннем детстве.

Но мы работаем не с травмой и ее осознанием. Мы работаем с ресурсами, в том числе телесными, и когда они поэтапно восполнятся, возникнет эмоциональная устойчивость человека. Только тогда можно деликатно подойти к травме. Это очень тонкая работа. Ведь попытка осознания травматического опыта может привести к тому, что травма только уходит глубже, а в теле остается еще один бессознательный опыт травмирования.

К сожалению, сегодня у человека два крайних и потому неверных понятия о теле, своей телесности. Обесценивание и, наоборот, подчинение телу, его чисто биологическим нуждам.

Эта поляризация приводит к тому, что теряется связь с собой, с другими, что травматично прежде всего для детей, которым необходимо получать много тактильного контакта, «напитаться объятиями», особенно в раннем детстве.

Актеры-инвалиды

Творческая студия «Э-моция» (Казань) – студия начала работу в 2016 г. Организатор студии «Э-моция» Инесса Клюкина, представив свой творческий проект, стала победителем Всероссийского конкурса «Доброволец России — 2019». Актёры студии – люди с инвалидностью и без. К работе в студии на добровольных началах регулярно привлекаются профессиональные педагоги, стилисты, музыканты, декораторы и гримёры. Спектакли студии нельзя отнести к какому-то определённому жанру – здесь могут переплетаться элементы разных видов искусства, так как для каждого актера студии подбирается свой, наиболее удобный для него способ самовыражения. Сайт студии: http://e-mociya.tilda.ws/

Театр «Пиано» (Нижний Новгород) – создан в 1986 г. при Нижегородской школе-интернате для глухих детей. Руководители театра «Пиано», Владимир и Марина Чикишевы, создали уникальную методику, позволяющую глухим актёрам взаимодействовать с миром через движение и пластику. В театре «Пиано» детей и подростков обучают танцу, актёрскому мастерству, искусству пантомимы и клоунады. С 2011 г. в МКОУ «Школа-интернат для глухих детей» действует особая программа развития «Школа-Театр-Дом», разработанная под руководством В.Н. Чикишева и при участии сотрудников театра «Пиано» и предусматривающая создание в школе образовательного и арт-пространства, где  глухие дети могут участвовать в совместных проектах со своими слышащими ровесниками. Такое взаимодействие способствует более полному развитию и социальной адаптации детей — воспитанников школы. Сайт театра: http:///whoweare

Открытое театральное пространство

Театр «Особенный ТИП» (Новосибирск) – первый инклюзивный театр Новосибирска, появился в 2015 г. как совместный проект Новосибирского отделения Союза театральных деятелей и театра «Старый дом». Театр «Особенный ТИП» — открытое театральное пространство для людей всех возрастов, с инвалидностью и без. В репертуар театра сейчас входит 8 спектаклей, где задействованы не только люди с инвалидностью, но и профессиональные актёры и музыканты. Группа театра: https://vk.com/osobenny_tip_nsk

Взаимодействие

Инклюзивный кинотеатральный проект «Взаимо

Инклюзивный кинотеатральный проект «Взаимодействие» создает спектакли, видеоролики, документальные фильмы, тренинги, мастер-классы с участием людей с синдромом Дауна.

В проектах задействована труппа из 14 людей с этим диагнозом, а также профессионалы из мира театра, кино и танца, которые помогают им раскрыть свой творческий потенциал.

В Новом пространстве Театра Наций и совместно с его актерами «Взаимодействием» поставлен спектакль «Безграничные диалоги». Артисты прочитали фрагменты текстов Льюиса Кэрролла, Туве Янсон, современной поэтессы Веры Полозковой. А 24 марта на сцене культурного центра ЗИЛ состоялась премьера спектакля «Бу», посвященного теме взаимодействия непохожих людей.

В планах «Взаимодействия» — творческие лаборатории, на которых режиссеры, драматурги, хореографы, перформеры будут учиться работе с особенными актерами. Этюды, созданные на этих занятиях, публике хотят представить в мае, а в июне театральная труппа снова выйдет на сцену со спектаклем «Бу». Следить за афишей театра можно на сайте.

«Нельзя маргинализировать инклюзивный театр»

Спектакль «Футороны. Единицы будущего».
Спектакль «Футороны. Единицы будущего». Фото: Татьяна Никитина

– Кто ваш зритель?

– Наш зритель заражен, простите за сравнение, вирусом инклюзивного театра.  Если вы посмотрите инклюзивную постановку, то вам сложно будет смотреть обычную. Здесь актеры играют не выученную роль, а – себя и про себя, про свои чувства, они переживают на сцене то, что переживают в реальной жизни.

То есть, играя на сцене, наши актеры на самом деле, а не из роли, испытывают боязнь высоты, отсутствие навыка коммуникации, ограниченность в движении и пр.

Актеры реально переживают те эмоции, которые показывают, а не имитируют их. Но не только переживают, но и преодолевают. Например, актеру трудно поднять голову и руки, но вместе с другими актерами он может это сделать.

Интересно, что люди, хотя бы раз пришедшие в инклюзивный театр, становятся нашими постоянными зрителями.

Сейчас среди наших зрителей много обычной молодежи, потому что она любит современное искусство, понимает пластические постановки.

Но для нас очень важно, чтобы приходили на спектакли люди с инвалидностью. Театр позволяет зафиксировать некий момент и посмотреть на него с разных сторон, что трудно сделать в обычной жизни. Для любого человека рефлексия – это возможность жить осознанной жизнью, для людей с инвалидностью это имеет неоценимое терапевтическое значение.

Но нам и очень важно, чтобы особый театр работал в широком спектре,  не был узконаправленным или субкультурным. Нельзя маргинализировать инклюзивный театр, не нужно превращать его в экзотику.

Люди с инвалидностью совершенно разные, независимо от диагнозов, у них должно быть право на всю культуру целиком, а не на какую-то ее часть. И, в конечном итоге, не нам судить – что они смогли понять или усвоить.  

Настя Куркина, 17 лет, посещает студию Круг и участвует в спектаклях с 2015 года: «Мне нравится заниматься, нравится разминка, нравятся волонтеры и возможность выступать. Я очень расстраивалась, что в школе меня никогда не приглашали танцевать и участвовать в общих выступлениях класса, считали, что я не смогу двигаться правильно. А в театре я смогла. Я счастлива на сцене, мама даже говорит мне, чтобы я поменьше улыбалась».

Реквизит и несложные сложности

Деньги на развитие студии, костюмы и реквизит ребята находят у спонсоров. Немного удаётся собрать в специальный ящичек для сборов – непременный атрибут каждого спектакля. Ближайший спектакль, по словам Инессы, поставят на выигранный студией грант. 

На вопрос, в чём сложность такого рода постановок, где одновременно играют люди с инвалидностью и без, Инесса отвечает: «Чисто физическая». По будням студия репетирует в здании недалеко от центра города, в выходные — в ДК «Юность» на Жилплощадке. Многих участников пугает удалённость репетиционной базы. Хорошо, что раз в неделю участников возит социальное такси. 

«А что касается постановок, то, как говорит наш режиссёр, ограниченные возможности дают волю фантазии в поиске новых форм, — говорит Инесса. — Все ограничения в голове, поэтому особенно ценно, когда зрители не понимают, кто из актёров с инвалидностью, а кто — без. Эта идея воплотилась в пластическом спектакле «Снег». А вообще режиссёр, работающий с нами, видит наши внутренние запросы и выбирает соответствующие постановки». 

Все ограничения — в голове. Фото: Предоставлено театром "Э-моция"

Чем интересен их проект обычным людям? «Мы клёвые! — восклицает Инесса. — А если серьёзно, то у нас все ребята получают азы актёрского мастерства с приглашёнными преподавателями бесплатно. Есть мастер-классы, проходят выездные творческие «интенсивы», мы ездим на гастроли. Если люди хотят выходить на сцену, заниматься творчеством и раскрываться, то здесь они могут это сделать». 

            Статья по теме

Статья по теме «У нас «ограниченных» нет». Как избавиться от инвалидности и помогать детям

У Рамиса Ахмедуллова физических ограничений нет. Ему понравилось общаться с другими участниками, видеть, как они развиваются, хотя изначально не ощущали в себе никаких талантов. Недавно Рамис начал играть на терменвоксе. Это музыкальный инструмент, реагирующий на изменение электромагнитных полей, генерируемых антеннами. Извлекать звуки на нём можно, не касаясь пальцами. 

«Вообще, мы стремимся говорить не про инвалидность, а про искусство, — резюмирует Инесса. — Про то, что здесь у нас среда, где нет ограничений и можно сделать что-то круче, чем в обычном театре». 

Теги