Теолог. Кто такой теолог. Описание профессии.. Описание профессии

Слово Максуду Садикову

Максуд-хаджи Садиков родился в 1963 году в селе Арчиб, Чародинского района Республики Дагестан. Окончил школу с золотой медалью. В 1986 г. окончил экономический факультет Московской сельскохозяйственной академии им. К.А.Тимирязева. Затем аспирантуру при той же академии и докторантуру при МГУ им. М.В. Ломоносова. Работал в Министерстве по делам федерации, национальной и миграционной политики Российской Федерации. Был членом Политического консультативного Совета при Президенте Российской Федерации. Возглавлял Общероссийское политическое общественное движение «Нур» (занявшее 21-место на обще-российских выборах в Государственную Думу в 1999 г. среди 43 блоков). Кандидат экономических и доктор философских наук. В настоящее время является ректором Института теологии и международных отношений.

— Максуд Ибнухаджарович, скажите, пожалуйста, что значит «профессиональный теолог»?

Видео

Трудовые обязанности

Обязанности специалиста зависят от места его службы. Теологи-преподаватели читают соответствующие дисциплины (теология, философия, богословие, история религии) в образовательных учреждениях, проводят воспитательные мероприятия в детских садах.

Специалисты учреждений госбезопасности выступают в качестве аналитиков по профилактике деятельности экстремистских культов и сект. Теологи, работающие в общественных организациях и СМИ, консультируют и дают независимую экспертную оценку по вопросам религий. В обязанности теолога, служащего в церкви или мечети, входит организация кружков и секций, молодежных клубов, организация отдыха для детей и взрослых. В учреждениях социальной адаптации и реабилитации этот специалист проводит беседы с пациентами.

Теологи часто выполняют обязанности переводчиков с церковно-славянского, арабского, греческого, латинского и других языков. Они сопровождают туристические группы, как правило, паломников.

Если вынести за скобки атеизм

Разница между теологией и религиоведением в том, что теология рассматривает любую религию как бы изнутри. Теологи глубоко и подробно исследуют избранную ими для изучения религию, ее священные тексты, вероучение и его внутреннюю логику, священную историю, культ, религиозное законодательство, причем с точки зрения самой этой религии.

С другими традициями и верованиями их, конечно, тоже знакомят, но не так глубоко и только с точки зрения выбранной специализации. И если, скажем, появится какой-нибудь обзорный курс лекций по истории верований племени кубу для православных теологов, он обязательно будет составлен с позиции Православия. Конечно, религиоведы могут знать верования кубу (а также ислам, буддизм, даосизм и так далее) гораздо лучше, чем православные теологи, но ведь и о Православии они успеют узнать столько же, сколько о других религиях и верованиях – не больше.

– Система подготовки теологов – двухуровневая, – пояснил ректор Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета (ПСТГУ) протоиерей Владимир Воробьев. – Сначала общегуманитарный блок дисциплин: история религий, история России, философия… И только пройдя этот базовый уровень, студенты переходят к специальным дисциплинам, для каждой конфессии своим: само вероучение, сакральные тексты, вероучительная литература, древние языки, история конфессии, конфессиональное право, культ…

Правда в постсоветской России стандарт обучения теологов и религиоведов поначалу совпадал почти полностью – ни о каких религиозных спецпредметах во временном стандарте по специальности “теология” от 1992 года за подписью тогдашнего главы Госкомвуза В. Д. Шадрикова и речи не шло. А религиоведческий стандарт до сих пор остается безрелигиозным: на изучение “материализма, атеизма, религиозного индифферентизма, богоборчества, антиклерикализма и нигилизма” (цитирую описание курса “История свободомыслия”) в нем отводится в полтора раза больше часов, чем на изучение христианства.

Между тем, ни в Европе, ни вообще в мире атеизм вовсе не считается обязательной платформой религиоведения. “Там как раз, – уверяла завсектором научно-методического обеспечения религиозного образования ПСТГУ Мария Тюменева, – наблюдается философский плюрализм. У нас же по понятным причинам атеизм претендует на объективную позицию. Отсюда и попытки противопоставить теологию и религиоведение, хотя они взаимно дополняют друг друга”.

Если вынести за скобки атеизм, то религиоведы изучают не столько само содержание религий, сколько их общественные функции и отражение в общественном сознании.

“Теология” же в переводе с греческого означает “богословие”, и разница в подготовке православных теологов и православных богословов только в том, что первые не обязательно становятся священниками (например, женщины-теологи), тогда как вторых готовят преимущественно к пастырскому служению. Но у нас теологию стараются ни в коем случае не называть богословием, чтобы этот “исключительно светский” предмет не путали с церковным.

– Теология – особая наука, – объяснил мне Владимир Катасонов. – Она не пытается полностью рационализировать веру. А вот культурология и другие религиоведческие дисциплины, такие, как философия религии, постоянно стремятся объяснить религию, и при этом постоянно ее искажают и упрощают. И после такой редукции специалисты – философы и культурологи – сами же остаются недовольны получившейся картиной…

Иди, теолог, ищи, теолог

По словам отца Льва, проблем с трудоустройством у его выпускников пока не было: “Теологи – люди с прекрасным гуманитарным образованием, а такие нужны всем и всегда. Выпускник нашей кафедры знает шесть языков – два современных, древнегреческий, древнееврейский, латынь и древнеславянский. Помимо общеобразовательных предметов у нас преподают тридцать специальных дисциплин: например, историю Русской и Западной Церквей. Лучшего гуманитария и быть не может. И после обучения перед ним открыты все дороги: в школы, в университеты, в редакции СМИ”.

Вдобавок, хотя кафедра и не выпускает священников, но эта дорога, по словам отца Льва, не закрыта для студентов мужского пола: “Несколько человек с нашей кафедры действительно хотели бы посвятить себя служению Церкви. И мы сейчас ведем переговоры с Духовной Академией о том, чтобы выпускник нашей кафедры мог поступить туда сразу, минуя семинарию. Наш учебный план построен так, что ему даже не придется ничего досдавать”.

В 2006 году был первый выпуск, и большинство новоиспеченных теологов пошли работать в издательства и на радио. Трое поступили в аспирантуру: один в Москве, двое в Туле. Многие хотели бы защититься и остаться преподавать в альма-матер. но защитить диссертацию на кафедре пока невозможно. А если защищаться на других кафедрах и факультетах, придется потратить уйму времени на науки, которые к его специальности прямого отношения не имеют. Да и диссертацию придется писать не по своему профилю. Ведь до сих пор Высшая аттестационная комиссия (ВАК) Министерства образования и науки России не утвердила степени кандидатов и докторов теологии…

Сам отец Лев считает, что теологи больше нужны как посредники между Церковью и остальным миром – структурами власти, бизнесом, СМИ, сферой образования: “Виды профессиональной деятельности наших выпускников – научно-исследовательская, учебно-воспитательная; экспертно-консультативная; организационно-управленческая; представительско-посредническая; социально-практическая…” По мнению председателя Общественного совета ЦФО известного предпринимателя Евгения Юрьева, основная сфера приложения сил дипломированных теологов – учреждения образования, в том числе и средние школы. Впрочем, протоиерей Владимир Воробьев пояснил, что с трудоустройством выпускников пока не все так просто – потому что “мало кто знает, что это за теология такая. Надо объяснять”.

Объяснять придется в основном госчиновникам, для чего, как сообщил Евгений Юрьев, создается экспертная группа, которая подготовит свои предложения по развитию системы теологического образования в России и направит их в Минобрнауки. Объяснять придется и законодателям – в правовой системе нашей страны до сих пор нет четких определений “светского” и “религиозного”, поэтому оба эти слова толкуются сторонниками и противниками изучения теологии совершенно по-разному, а юристы из лагеря сторонников вынуждены апеллировать только к зарубежному опыту… Но это уже – политические вопросы, которые выходят за рамки нашего исследования.

На заставке фрагмент фото с 

Теги