Значение слова ШЕЛЬФ. Что такое ШЕЛЬФ?

Значимость шельфа для государства

Континентальный шельф — это территория моря или океана, находящаяся за пределами любого прибрежного государства. Грубо говоря, если шельф не принадлежит ни одному из государств, он зовется континентальным. Именно за такие места в мире между прибрежными странами на данный момент ведется активная борьба за право на владение ими.

Ведь наличие в территориальной зоне государства шельфа — это не только географическая особенность, но и приятный бонус в виде сотен миллиардов долларов. Речь идет о добыче черного золота – той самой всеми желаемой нефти, за добычу которой идут порой целые полномасштабные экономические войны.

Видео

Комиссия ООН по границам континентального шельфа

Поскольку достаточно сложно проконтролировать толщину осадочных пород или определить, где кончается подводная окраина материка, в Конвенции 1982 г. предусматривается создание специальной Комиссии по границам континентального шельфа. Комиссия состоит из 21 члена, являющихся специалистами в области геологии, геофизики или гидрографии, которые выбираются государствами-участниками с учетом принципа справедливого географического представительства.

В функции Комиссии входит рассмотрение представляемых прибрежными государствами данных и вынесение рекомендаций по вопросам, касающимся установления внешних границ континентального шельфа за пределами 200 морских миль. Необходимо подчеркнуть, что Комиссия не устанавливает границ континентального шельфа, она лишь выносит рекомендации, в то время как решение остается на усмотрение прибрежного государства. Кроме того, Комиссия предоставляет научно-технические консультации по просьбе заинтересованных государства в ходе подготовки данных относительно таких границ. Границы шельфа, установленные прибрежным государством на основе указанных рекомендаций, являются окончательными и для всех обязательными (ст. 76, п. 8 Конвенции 1982 г.).

Российский арктический шельф — перспективы

Споры вокруг передела акватории северных морей, Ледовитого океана, Северного полюса разгораются нешуточные, и страны-участницы передела не намерены уступать территории, которые считают своими. Казалось бы, суровые условия арктических морей, вечных льдов и связанные с этим сложности добычи полезных ископаемых должны охладить пыл претендентов на разработку шельфовых богатств.

Однако если принимать во внимание перспективы, упорство стран, имеющих выход к шельфу, становится понятным. С одной стороны, уже известно, что материковые запасы энергоносителей не просто исчерпаемы, а практически подходят к концу, и срок их истощения измеряется десятилетиями

Запасы моря же лежат практически нетронутыми, во многом благодаря сложности добычи в условиях Арктики. С другой — прогнозируемое потепление климата вполне может (и должно) сделать данные территории более пригодными для разработки, а развитие техники позволяет строить морские буровые платформы, устойчивые к ледовым условиям уже сейчас (например, разработки для месторождения «Приразломное»).

Кроме того, нельзя забывать, что северные моря хранят не только шельфовые сокровища, но и запасы промысловых рыб и иной морской фауны, доля вылова которой напрямую зависит от акваторий, принадлежащих государству.

Современное развитие техники вряд ли позволит России приступить к разработке большого числа месторождений, как лежащих на принадлежащей нам территории, так и на территориях, на которые государство только претендует. Но заявление своих прав на эти территории — разумный вклад в будущее благосостояние страны.

Статистические показатели добычи

Наибольшая доля добычи морской нефти (75 %) и газа (85 %) приходится на Мексиканский залив, озеро Маракайбо (Венесуэла), Северное море и Персидский залив. Добыча ведется, как правило, на глубине 300 м, для этого используют стационарные платформы, изготовленные из стали или бетона. Для разведки, как правило, на глубине 1200–1600 м используют плавучие суда и буровые установки. Самой более преуспевшей в это деле страной являются США, на ее долю приходится около 40 % всех установок.

Благодаря шельфовой добыче Великобритания и Норвегия совсем отказались от импорта и продают нефть в другие страны. Во многих странах прирост нефти за счет морских месторождений составил 35–50 %. Разведка шельфа — это одно из самых приоритетных направлений деятельности для многих стран, в том числе и для России.

Контроль над шельфами

Континентальные шельфы – основные районы рыболовства: в этой части мирового океана есть огромный запас пищи для рыб, поэтому именно на шельфах ведется основная добыча рыбы. Кроме того, в недрах шельфа в разных районах планеты есть богатые запасы газа и нефти, как, например, в Мексиканском заливе.

Согласно существующей с 1982 года Конвенции ООН по морскому праву, прибрежные государства имеют право контролировать морской шельф, то есть ту часть морского дна и недр, которая находится за пределами территориальных вод. 
Право вести исследования и добычу полезных ископаемых на шельфе страна может получить после того, как ее заявка будет рассмотрена международной Комиссией ООН по границам континентального шельфа. Эти границы также исчисляются согласно нормам вышеупомянутой Конвенции.

К примеру, в Северном море континентальный шельф имеют право разрабатывать семь государств: Норвегия, Великобритания, Дания, Нидерланды, Германия, Франция, Бельгия. В этой части шельфа уже открыто более шестидесяти месторождений природного газа и нефти, причем самые крупные находятся в зоне норвежского и британского влияния.

Северная оконечность месторождения Чайво

Общая информация

В 2011 году ПАО «НК «Роснефть» получила лицензию на геологическое изучение, разведку и добычу углеводородов на лицензионном участке «Северная оконечность месторождения Чайво», который расположен в пределах мелководной части северо-восточного шельфа острова Сахалин. Начальные извлекаемые запасы нефти и конденсата на месторождении — свыше 14 млн тонн; газа — свыше 20 млрд куб. м.

В мае 2014 года «Роснефть» приступила к реализации масштабного проекта по освоению запасов нефти Северного Чайво. На проекте Северное Чайво применена инновационная технология бурения горизонтальных скважин с берега с рекордными отходами от вертикали с использованием уникальной буровой установки «Ястреб».

В конце 2014 года завершено строительство временной обвязки и начата добыча из двух первых скважин. В 2015 году пробурена и введена в эксплуатацию третья эксплуатационная скважина, начато бурение четвертой добывающей скважины. В 2016 году с ускорением графика введены в эксплуатацию четвертая и пятая нефтяные скважины с глубиной по стволу 10496 м и 11163 м соответственно.

Скважины с большим отходом от вертикали на северной оконечности месторождения Чайво являются уникальными по сложности конструкции. На скважинах применены высокотехнологичные системы заканчивания с устройствами контроля притока для ограничения прорывов газа и обеспечения максимальной накопленной добычи.

Фактическая добыча нефти и конденсата за 2018 год составила – 0,74 млн тонн, суммарный объем поставленного газа потребителям – 0,09 млрд куб. м. В феврале 2018 года ПАО «НК «Роснефть» добыло шесть миллионов тонн нефти на северной оконечности месторождения Чайво с начала реализации проекта.

Нефть, добываемая на месторождении, относится к марке SOKOL и обладает превосходным качеством. В нефти очень низкое содержание серы — 0,25%, плотность — 0,825-0,826 кг/м3 (36,8 градусов API). Вся добываемая нефть отгружается нефтеналивными танкерами с терминала «Де-Кастри» в Хабаровском крае в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Попутный нефтяной газ реализуется на внутреннем рынке потребителям Дальнего Востока.

«Лебединское месторождение»

Добыча нефти на месторождении Лебединское (шельф Охотского моря) ведется с 2014 года. Оператор — ООО «РН-Сахалинморнефтегаз». Добыча ведется четырьмя эксплуатационными скважинами. Добываемая на Лебединском месторождении нефть по качеству близка к нефти марки SOKOL.

Фактическая добыча нефти за 2018 год на месторождении составила – 0,27 млн тонн, добыча газа – 0,09 млрд куб. м.

В 2018 году Компания провела работы по корректировке границ Лебединского участка, в результате которых была увеличена ресурсная база месторождения. В 2018 году введен в эксплуатацию нефтепровод «Лебединское – Одопту-море».

«Месторождение Одопту-море (Северный купол)»

Месторождение Одопту-море (Северный купол) – первый добычной шельфовый проект в России. Добыча нефти началась в 1998 году. Оператором по добыче нефти и газа на месторождении является ООО «РН-Сахалинморнефтегаз».

Добыча нефти ведется горизонтальными скважинами, пробуренными с береговых площадок. Пробурено 40 эксплуатационных скважин со значительным отходом от вертикали (до 5-8 км). Действующий фонд скважин по состоянию на 01.01.2019 – 28 нефтяных добывающих и 7 нагнетательных.

Фактическая добыча нефти за 2018 год составила – 0,38 млн тонн, добыча газа – 0,14 млрд куб. м.

Международно-правовой режим континентального шельфа

Международно-правовой режим континентального шельфа, предусмотренный Конвенцией 1982 г., основывается на стремлении примирить взаимопротиворечащие интересы международного судоходства и все более настойчивые притязания прибрежных государств на расширение суверенитета над морскими пространствами за пределами территориального моря, обусловленные прежде всего возрастающим уровнем научно-технического прогресса.

Права прибрежного государства на континентальный шельф

Согласно ст. 77 Конвенции 1982 г. прибрежное государство осуществляет над континентальным шельфом суверенные права в целях его разведки и разработки его природных ресурсов. Можно выделить следующие основные особенности суверенных прав:

  • Права прибрежного государства на континентальный шельф не зависят от эффективной или фиктивной оккупации им шельфа или от прямого об этом заявления. Права прибрежного государства существуют ipso facto и ab initio на основе его суверенитета над сушей.
  • Суверенные права носят исключительный характер в том смысле, что, если прибрежное государство не осуществляет разведку континентального шельфа или не разрабатывает его природные ресурсы, никто не может делать этого без определенно выраженного согласия прибрежного государства. В то же время осуществление прав прибрежного государства на континентальном шельфе не должно нарушать или приводить к какому-либо неоправданному вмешательству в судоходство и другие права и свободы других государств.
  • Суверенные права носят строго ограниченный характер, то есть прибрежное государство не может осуществлять другие исключительные права, которые не касаются разведки и разработки природных ресурсов его континентального шельфа. Например, права прибрежного государства не распространяются на суда, затонувшие на шельфе. В данном отношении суверенные права отличаются от территориального суверенитета.
  • Природные ресурсы кроме минеральных и других неживых ресурсов морского дна и его недр также включают «сидячие виды» живых организмов, например, устриц, моллюсков и морских ушек. Вопрос о том, относятся ли крабы и омары к категории сидячих видов, является предметом обсуждения.
  • В отношении континентального шельфа в Конвенции 1982 г. не содержится положений аналогичных ст. 73 об обеспечение выполнения законов и правил прибрежного государства в ИЭЗ. Тем не менее, существует общепризнанное мнение, что п. 2 ст. 111, в котором предусматривается право преследования за нарушение законов и правил прибрежного государства, применимых к континентальному шельфу, предполагает, что прибрежное государство обладает законодательной и исполнительной юрисдикцией в отношении континентального шельфа.

Кроме указанных суверенных прав прибрежное государство обладает юрисдикцией в отношении искусственных островов, морских научных исследований, захоронения и других целей. Соответствующие положения можно обобщить следующим образом:

  • Согласно ст. 80 Конвенции 1982 г. статья 60, касающаяся искусственных островов, установок и сооружений в ИЭЗ, применяется mutatis mutandis к континентальному шельфу. Отсюда следует, что на континентальном шельфе прибрежное государство имеет исключительное право сооружать, разрешать и регулировать создание, эксплуатацию и использование таких искусственных островов, установок и сооружений, а также обладает над ними исключительной юрисдикцией.
  • Прибрежное государство обладает юрисдикцией в отношении морских научных исследований на континентальном шельфе в соответствии с п.1 ст. 56 и п.1 ст. 246 Конвенции 1982 г. В п. 2 ст. 246 разъясняется, что морские научные исследования на континентальном шельфе должны проводиться с согласия прибрежного государства.
  • Согласно п. 5 ст. 210 Конвенции 1982 г. прибрежное государство имеет право разрешать, регулировать и контролировать захоронения на континентальном шельфе.
  • Прибрежное государство в соответствии со ст. 81 Конвенции 1982 г. обладает исключительным правом разрешать и регулировать бурильные работы на континентальном шельфе.

Свободы других государств на континентальном шельфе

В соответствии с Конвенцией 1982 г. все государства имеют право прокладывать подводные кабели и трубопроводы на континентальном шельфе (ст. 79, п. 1). Однако направление трассы трубопроводов на континентальном шельфе должно быть согласовано с прибрежным государством (ст. 79, п. 3).

Поскольку в соответствии с п. 1 ст. 78 Конвенции 1982 г. права прибрежного государства на континентальный шельф не затрагивают правового статуса покрывающих вод и воздушного пространства над этими водами, все государства пользуются свободами судоходства в этих водах и свободами пролета в этом воздушном пространстве. Тем не менее, как указывалось выше, прибрежное государство обладает юрисдикцией в отношении искусственных островов, морских научных исследований и захоронений на континентальном шельфе. Таким образом, свободы судоходства и пролета могут ограничиваться юрисдикцией прибрежного государства; в этом смысле правовой режим вод, покрывающих континентальный шельф, и воздушного пространства над ними отличается от правового режима открытого моря.

Tags:Международные организации, Морское право

Теги